Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием
Поиск по сайту:
Поиск



Положение о социалистическом государственном производственном предприятии
Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием

Использование экспериментальной техники, принятой в американской психологии

Следует отметить, что использование экспериментальной техники, принятой в американской психологии, как правило, сопровождалось у нас философской критикой работ создателей этих экспериментальных методик. Так, подверглись критике спиритуалистические спекуляции Д. Морено по поводу потока «теле», якобы создающего иррациональную основу для межличностного общения в малых группах. Во многих исследованиях советских авторов по проблеме конформизма и устойчивости личности к групповому давлению справедливо указывалось на недопустимость расширительно толковать выводы, полученные при изучении малых групп, и переносить их на общественную жизнь в целом. Однако в то же время как бы молчаливо признавалось, что после этой «очищающей» критической процедуры все принятые зарубежными психологами экспериментальные методики могут быть широко использованы для того, чтобы получить репрезентативные социально-психологические характеристики коллективов. Эта своего рода «болезнь роста» социальной психологии, преодоление которой являлось условием ее дальнейшего развития, обязана была своим происхождением следующим «этиологическим» факторам, лежащим в сфере методологии конкретного исследования.

Во-первых, коллектив для большинства советских исследователей открывался лишь со стороны своих социальных определений. Говоря о коллективе, психолог подчеркивал в основном общественную целенаправленность деятельности изучаемых групп. При этом по существу упускалось их особое социально-психологическое качество, которое как раз и образует внутреннюю сторону жизни и функционирования этих групп. Термин «коллектив» как бы выталкивался из множества социально-психологических категорий, так как не имел своего специального референта среди прочих социально-психологических явлений и становился фактически ненужным, лишним термином, который использовался лишь с целью обогатить и расширить при интерпретации конкретного экспериментального материала синонимический ряд к понятию «малая группа». Таким образом, субъективно для исследователя рассмотрение коллективов в их собственном психологическом контексте без социологических редукций не выступало в должной мере в качестве особой задачи из области социальной психологии.

Во-вторых, по существу упускался из виду несомненный факт, что методы исследования малых групп в американской социальной психологии, как это и должно быть в любой области знания, неразрывно связаны с определенным пониманием предмета Исследования. В основе этих методов лежала механистическая по сути трактовка взаимоотношений индивидов в любой малой группе, где личность оказывается подчиненной действию различных силовых линий (давление, сопротивление, притяжение, отталкивание, сцепление), а связи рассматриваются как эмоциональные по преимуществу. При этом, если и признаются цели, задачи группы, ее связь с идеалами и ценностями общества, то реально в эксперименте они не учитываются. В конечном счете в социально-психологическое исследование оказывался заложенным сакраментальный принцип «стимул — реакция», замыкающий исследователя в круг уже известных бихевиористских схем и конструкций.

Наконец, в-третьих, заметное стремление во имя «чистоты» эксперимента отказаться от обращения к содержательной стороне деятельности группы и работать преимущественно с незначимым материалом, со случайными общностями, имеющими характер диффузных групп и людских конгломератов, стремление вообще предельно формализовать исследование вело к мистифицированию его результатов и невозможности экстраполирования полученных в нем выводов на реальные группы, объединенные общими и значимыми целями и ценностями. Если допустима здесь историческая аналогия, то можно напомнить неудачу, которая постигла в начале нынешнего столетия «экспериментальную дидактику» при попытке распространить действие некоторых закономерностей памяти, подмеченных Г. Эббингаузом при исследовании запоминания бессмысленных слогов (искусственных сочетаний речевых элементов), на запоминание учебного материала, который требовал осмысленного заучивания.. Заметим, кстати, что получение некоторых важных научных фактов в области психологии памяти самим Эббингаузом имело место во многом не благодаря, а вопреки его настойчивой тенденции абстрагироваться от реальных ситуаций запоминания, от конкретной мнемической деятельности с помощью обращения к квазиречевым квантам, так как испытуемые, по свидетельству самого экспериментатора, невольно осмысливали предлагаемый им бессмысленный материал.

Яндекс.Метрика