Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием
Поиск по сайту:
Поиск



Положение о социалистическом государственном производственном предприятии
Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием

Правильная оценка «марксистской психологии»

После первого и в особенности после второго съезда по психоневрологии, где Корнилов формулировал задачи построения психологии на основе материализма и диалектики, понятие «реакция» представлялось ему своего рода плацдармом борьбы на два фронта: против субъективизма идеалистической психологии и абстрагированного в объективной психологии поведения. Корнилов делает понятие «реакция» центральным для своей психологической системы. В этом он видел путь к «диалектизации» психологии (состояния души, субъективное как предмет психологии — тезис; рефлексы, акты поведения — антитезис; реакция — синтез). Здесь, несомненно, сказывалось увлечение гегелевской триадой, которое в этот период было характерно для многих советских философов и психологов.

Правильная оценка его «марксистской психологии» во многом зависела от решения вопроса о том, являлся ли этот провозглашенный Корниловым синтез диалектическим. Не следует упускать из виду, что триада Корнилова служила основой понимания предмета и методов психологии и что производной от нее стала другая триада: субъективная психология — тезис; объективная психология — антитезис; «марксистская психология» — синтез.

Можно понять и положительно оценить замысел Корнилова: он стремился определить место «марксистской психологии» в историческом процессе развития психологической научной мысли. Значение этого замысла выявляется в свете идеологической борьбы с С. К. Мининым, Э. Енчменом, последователями В. М. Шулятико- ва, пролеткультовцами, которые отрицали какую-либо преемственность между старой и марксистской философией, между буржуазной и пролетарской культурой. Как известно, В. И. Ленин высмеивал вульгарное, недналектическое понимание отношений между старым и новым. Корнилов не остался в стороне от этой партийной борьбы. Можно согласиться и с тем, что домарксистский период характеризуется столкновением и противопоставлением субъективной психологии, абстрагировавшей неотделимую от материи психику и превратившей ее в самостоятельную сущность, .и объективной психологии, игнорировавшей психическое. Корнилов прав, когда отмечает односторонность обоих направлений и отвергает ее как бесплодную. Очевидно и то, что подлинная марксистская психология могла быть построена не на голом месте, не путем анархистского пустого отрицания накопленного в прошлом опыта, а путем диалектического снятия, путем отрицания противоборствующих направлений буржуазной психологии.

Однако верный абстрактной схеме триады, Корнилов осуществлял синтез субъективной и объективной психологии искусственно, формально, на началах компромисса. Основной порок «органического синтеза» в реактологии заключался не в том, что субъективная, главным образом вундтовская, система признавалась тезисом современной психологии, бихевиоризм же антитезисом, а в той форме, которую приобретал их синтез. Прежде чем осуществлять этот синтез, Корнилов должен был позаботиться о том, чтобы глубоко вскрыть и преодолеть идеалистические и механистические предпосылки как субъективной, так и объективной психологии, памятуя о том, что в противном случае он рисковал не столько преодолеть, сколько удвоить ошибки обоих направлений. Порочность буржуазного субъективизма и объективизма в психологии заключалась далеко не в одной лишь односторонности, как это получалось по Корнилову.

В этот период Корнилов и его сотрудники были еще во многом далеки от понимания органических пороков тех психологических школ и направлений, которые синтезировались ими при помощи понятия «реакция». Понадобилась огромная совместная методологическая работа всех советских психологов (среди которых был, разумеется, Корнилов), чтобы осуществить задачу марксистской перестройки в психологии.

Яндекс.Метрика