Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием
Поиск по сайту:
Поиск



Положение о социалистическом государственном производственном предприятии
Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием

Влияние фрейдизма не ограничивалось деятельностью Русского психоаналитического общества

Из общих положений Фрейда определенный протест вызывал у этой группы критиков главным образом его пансексуализм. Л. Г. Оршанский пишет в предисловии к книге немецкой последовательницы Фрейда — Г. Гуг-Гельмут «Новые пути к познанию детского возраста»: «Постепенно сексуальность превратилась у Фрейда в пансексуальность, в единое господствующее начало. Надо было доказать это, и он сам, а еще больше его ученики приложили это мерило ко всем явлениям прошлого и настоящего: к истории, к мифологии, к искусству, к литературе — ко всему кругу человека... Из науки фрейдизм обратился к сектантство... Фрейдизм не знает эволюции, он не хочет быть теорией, а догматом, аксиомой». Несмотря на резкость приведенных характеристик, Оршанский, как и другие представители «академической» оппозиции фрейдизму, принимал с оговорками и поправками само идеалистическое иррациональное ядро психоаналитического учения—концепцию примата бессознательного и в ее провозглашении видел величайшую заслугу Фрейда.

Даже в наиболее непримиримой по отношению к отрицательным последствиям психоаналитического метода книге М. И. Аства- цатурова «Психотерапия и психоанализ» мы не находим критических замечаний, которые были бы направлены против принципиальных основ фрейдовского учения. Все это давало возможность русским психоаналитикам вести фланговые бои, отстаивая «букву» фрейдизма, и не особенно беспокоиться за его авторитет и методологическую, теоретическую платформу.

«Академическая оппозиция» фрейдизму в медицине, критикуя психоанализ — порождение буржуазной идеологии эпохи империализма — с позиций опять-таки буржуазной идеологии, оказалась органически неспособной разоблачить реакционный смысл учения Фрейда. Падение психоаналитических школ в Советской России связано не с усилиями этой «академической оппозиции», а с тем наступлением на фрейдизм, которое развернулось во второй половине 20-х гг. в философии и психологии и которое носило характер партийной, марксистской критики. История «академической оппозиции» Фрейду в России, как и история партийной критики психоаналитической теории, о которой речь пойдет ниже, является еще одним свидетельством того, что разоблачить самую сущность реакционного учения Фрейда можно только на основе марксизма- ленинизма.

Влияние фрейдизма не ограничивалось деятельностью Русского психоаналитического общества. В 20-х гг. наблюдается значительный интерес к фрейдизму среди психологов и философов. Было бы неверно видеть в этом результат чисто механического воздействия буржуазной идеологии. Одним из источников определенной популярности фрейдизма в эти годы являлась нарастающая неудовлетворенность общим состоянием психологической науки, плоским «поведенчеством», не оставлявшим места проблеме активности личности и динамики ее развития. Поэтому Фрейд импонировал своей «готовностью» решать трудные вопросы науки и описывать человеческую психику в живой динамике, в движении и взаимодействии ее частей и сторон. Казалось, что им ничего не упущено: ни жизненный путь личности, ни ее внутренние противоречия, ни рождение, ни любовь, ни смерть. Эта кажущаяся полнота знания об интимных процессах человеческой психики и сокровеннейших мотивах человеческих поступков составляла контраст, как потом выяснилось, мнимый, с голыми рефлексологическими и бихевиористскими схемами. Здесь, по всей вероятности, лежат причины интереса к Фрейду, интереса, который обнаруживали в эти годы многие психологи и философы, в том числе М. А. Рейснер, А. Р. Лурия, Б. Д. Фридман, Б. Э. Быховский, А. С. Грибоедов, А. К. Ленц и другие.

Яндекс.Метрика