Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием
Поиск по сайту:
Поиск



Положение о социалистическом государственном производственном предприятии
Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием

Характеристика состояния фрейдизма в дореволюционной России

Предыстория фрейдистских веяний в советской психологии и психиатрии невелика. Несмотря на то что произведения Фрейда переводились в России с 1910 г., он не вызвал сколько-нибудь заметного интереса в научных кругах. Об известной настороженности русских психологов и психиатров в отношении Фрейда говорит посвященная психоанализу статья Н. Самсонова, где, в частности, отмечалось: «Теория Фрейда спорна, растяжима и неустойчива в применении уже к сновидениям. В приложении же к этнической психологии она рискует выродиться в забаву, а игру». Самсонов далее приводит утверждение одного из фрейдистов: «Субъективный идеализм Канта навязывает реальности законы собственного мышления, насильственно подчиняет природу рассудку. Это не что иное, как инфантильный инстинкт жестокости, порабощения, связанный с libido. Кант — латентный садист. Садизм его в силу «сублимации» порождает философский спор coup detat с изнасилованием природы». Самсонов заключает: «Не удивительно, что писания фрейдианцев встречают резкую оппозицию». П. Эфрусси говорит об опасных перспективах развития психоанализа и его растлевающем влиянии и выражает пожелание, чтобы метод психоанализа не получил популярности в России.

Возможной причиной неуспеха Фрейда послужило то обстоятельство, что первые переводы его сочинений в России приходятся на время после 1911 —1912 гг., т. е. на эпоху, когда упадок и декадентские настроения, вызванные к жизни поражением революции 1905 г., сдерживаются волной нового революционного подъема. Вместе с тем необходимо заметить, что и за рубежом в эти же годы фрейдизм вызывал протест у ряда психологов. Первоначально отрицательная реакция на фрейдизм имела некоторые общие основания как у нас, так и на Западе. Их было бы неверно игнорировать.

В связи с этим нуждается в уточнении характеристика состояния фрейдизма в дореволюционной России. Эта характеристика содержится в предисловии А. Снежневского к книге Г. Уэллса «Павлов и Фрейд» (М., 1959). Справедливо констатируя, что, «несмотря на большую активность некоторых русских последователей Фрейда, это учение не получило у нас распространения», Снежневский считает, что причиной тому послужили особенности социально-экономических условий России и сила материалистических традиций русской науки. Между тем исторические факты свидетельствуют, что отрицательное отношение к психоанализу было в два первых десятилетия XX в. явлением, общим для всего буржуазного общества, в том числе и для русского. В то же время идеалистическая сущность фрейдизма была первоначально скрыта псевдоматериалистической оболочкой (ссылками на биологию, физиологию, эндокринологию и т. д.), что ввело в заблуждение многих естествоиспытателей, врачей и философов, которые готовы были увидеть в нем материалистическое учение. Во всяком случае, мы не знаем ни одного выступления против фрейдизма до 1917 г., которое могло бы быть объяснено влиянием материалистических традиций русской науки.

Поэтому нужно искать иные причины неуспеха фрейдовского учения до империалистической войны. Это к тому нее облегчит нам понимание того факта, что на протяжении периода между первой, и второй мировыми войнами фрейдизм широко распространился в капиталистических странах, вызвал к себе значительный интерес и одно время создавал реальную угрозу проникновения в советскую психологию. Несомненно, где-то на границе между вторым и третьим десятилетием нашего века по отношению к учению Фрейда произошла резкая перемена в общественном мнении.

Яндекс.Метрика