Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием
Поиск по сайту:
Поиск



Положение о социалистическом государственном производственном предприятии
Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием

Марксистская критика фрейдизма и других субъективистских течений в психологии

Критикой различных течений поведенческой психологии, разумеется, не исчерпывается характеристика основных черт идейно- теоретической борьбы в психологии во второй половине 20-х гг. Б. М. Теплов справедливо отмечал, что в этот период среди советских психологов прокатилась волна увлечения некоторыми буржуазными психологическими школами, казавшимися по тем или иным соображениям «близкими» и даже «родственными» советской психологии. Особенно сильным, подчеркивал Теплов, было увлечение немецкой «целостной» психологией, и в частности той ее ветвью, которая получила название берлинской школы «гештальтнснхо- логии». «Декларация представителей этой школы против механицизма, заманчивая жизненность методики отдельных экспериментальных работ заслонили от многих советских психологов идеалистическую сущность этого учения, являвшегося одним из самых ярких симптомов того тупика, в котором находилась буржуазная психологическая наука». В самом деле, многие из зарубежных авторов рассматривались тогда как «попутчики» советской психологии, которые дают ей своего рода материалистическое обоснование. В этом отношении характерна книга Л. Джемсона и коллегии «Плебса», в которой, хотя и с рядом оговорок, многие советские психологи были готовы видеть изложение марксистской психологии. Автор книги «Психология как наука о поведении» Д. Уотсон весьма активно взаимодействует с советскими психологами (ему, между прочим, принадлежит статья «Бихевиоризм», помещенная в Большой советской энциклопедии, 1-е изд„ т. 6). То же можно сказать о К. Коффке, В. Келере и некоторых других зарубежных психологах. Критическое рассмотрение воззрений Коффки, X. Инженьероса, Джемсона и других, которое приходится на первую половину 30-х гг. (В. Н. Колбановскнй, Л. С. Выготский и др.), вскрыло принципиальное отличие взглядов этих психологов от марксизма. Однако во второй половине 20-х гг. эти различия осознавались отнюдь не так отчетливо, да и собственные психологические воззрения представителей «марксистской науки о поведении», как именовалась тогда советская психология, были еще далеки от подлинного марксизма.

Если в середине 20-х гг. наблюдались попытки найти попутчиков среди бихевиористов и у них обнаружить стихийно-материалистические тенденции, то к концу 20-х гг. в результате известного разочарования в принципах «поведенчества» возникает интерес к стихийно-диалектическим тенденциям, которые отыскивались у представителей так называемой структурной психологии: «В биологии медленно, но неуклонно пробивают себе дорогу, часто сбиваясь либо в идеалистическую сторону., либо в сторону вульгарного материализма, направления, которые можно назвать стихийно-диалектическими, ибо в их общей методологии, а не только практических достижениях содержится ряд плодотворных диалектикогматериалистических мыслей и программных замыслов, открывающих теоретической биологии новые перспективы! Сюда относится, например, синтезиология анатома М. Гейденгайна, Gestalttheorie психолога Келера, сознательно выдвигающих и подчеркивающих необходимость изучения качественного своеобразия организма.как целого».

Вместе с тем увлечение гештальтизмом, характерное для второй половины 20-х гг., не переросло в сколько-нибудь самостоятельное направление в развитии психологии. Идея «целостности» была, скорее, принята как одна из рабочих гипотез при построении диалектико-материалистической психологии и трактовалась как, стихийно-диалектическая гипотеза, как симптом вступления психологии на диалектический путь.

Яндекс.Метрика