Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием
Поиск по сайту:
Поиск



Положение о социалистическом государственном производственном предприятии
Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием

Учение о физиологии высшей нервной деятельности

Разработанное Павловым и его учениками и последователями учение о физиологии высшей нервной деятельности становится естественнонаучной опорой материалистической теории отражения и марксистской психологии.

Рассмотренные выше некоторые социологические, философские и историко-научные предпосылки развития в Советской России во второй половине 20-х гг. психологии как науки о поведении могут быть правильно оценены лишь с учетом их взаимной связи. Являясь по происхождению результатом «отчуждения действия» и «обездушивания деятеля», «поведенчество» находит свое методологическое оформление в механистической философии и, используя слабость старой естественнонаучной материалистической психологии, цепляясь за отдельные ошибочные высказывания видных естествоиспытателей, строит свою теорию под щитом авторитета естествознания и под прикрытием «марксистской» фразы. Принципиальная марксистская критика его общих положений, отдельных отраслей и школ с каждым годом усиливается. К концу 20-х и в начале 30-х гг. «поведенчество» полностью сдает позиции под не- ослабевавшими ударами марксистской критики. Особенно важно подчеркнуть, что критика его основных положений была не только внешним воздействующим фактором. Марксистско-ленинская идеология и теоретические предпосылки всех форм поведенческой психологии, как мы могли видеть и увидим дальше, были несовместимы.

Рефлексология школы- Бехтерева, рефлексологическая вульгаризация учения о высшей нервной деятельности и реактология — таковы три важнейших течения в психологии, где нашли реализацию основные тезисы «поведенчества». Вместе с тем каждому из них были присущи специфические внутренние противоречия, которые под воздействием принципиальной научной критики обострились и привели к крушению этих психологических систем, создав условия для перестройки советской психологической науки.

Психологические направления, о которых шла речь, повсеместно декларировали свою непримиримую враждебность по отношению к идеализму. По всей вероятности, большинство советских ученых, пропагандировавших «поведенчество», были искренне убеждены в том, что они выступают на стороже материализма против различных идеалистических учений. Недостаточно глубокое, часто по существу поверхностное знание марксизма не позволяло им увидеть, что проповедь объективизма, позитивизма и механистического материализма принципиально враждебна диалектическому материализму, невзирая на все заверения в преданности последнему. Философская база «поведенчества» была такова, что она на каждом шагу порождала идеализм. Отрицая значимость психологических понятий, «изгоняя» их и чувствуя вместе с тем практическую необходимость в них, бихевиористы и рефлексологи вынуждены были вновь впустить их в свои теоретические построения, но уже в качестве абстракций, оторванных от жизни.

Рефлексологи и другие «объективисты» не хотели оставаться на поверхности фактов, но подход их к этим фактам был таков, что в глубине их они неминуемо должны были «открыть» идеалистическую идею. Г. Лейбниц, характеризуя свои философские искания, замечал, что декартовский механицизм победил его и привел к математике, но когда он стал искать объяснение законов движения, то вернулся к метафизике и допущению энтелехий. Подобное знаменательное признание могли бы сделать многие сторонники «объективной психологин», и именно к этому их побуждала последовательная марксистская критика тех лет.

Ни одно направление «поведенческого объективизма» не могло вырасти в диалектико-материалистическую психологию. Учение об условных рефлексах Павлова, фонд неврологических трудов Бехтерева, учение о доминанте как рабочем принципе нервных центров, Ухтомского, результаты экспериментального изучения психических реакций в работах Корнилова, эволюционные идеи Северцова — все это прочно входит в основы диалектико-материа- листической психологии, усваивается и перерабатывается в последующие годы. Однако того же нельзя сказать об основных теоретических концепциях рефлексологии и реактологии, создававших видимость имманентной зависимости от этих естественнонаучных систем. Только в результате отказа от основных принципов «поведенчества» стал возможным переход научных кадров, занятых в поведенческой психологии, на позиции диалектического материализма.

Яндекс.Метрика