Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием
Поиск по сайту:
Поиск



Положение о социалистическом государственном производственном предприятии
Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием

Учение Павлова по основным проблемам поведенческой психологии

Все это приводило к тому, что унаследованное от естествознания XIX в. наивно-материалистическое мировоззрение переносилось представителями «поведенчества» в область психологии. Отсюда берут начало «суперрефлексы» А. Ленца; здесь зарождается утверждение, «что сжатие руки в кулак и мысль — это явления одного и того же порядка», и прочие идеи, органически присущие «поведенчеству».

При рассмотрении затронутого вопроса надо учесть еще одно немаловажное обстоятельство. Виднейшие представители «поведенчества» были учеными с мировым именем в области физиологии, биологии и медицины. Их имена служили залогом научной добросовестности исследований и теорий, под которыми они подписывались. Во всем, что касалось экспериментальных исследований работы мозга человека И животных, их научная компетентность оказывалась действительно безукоризненной и несомненной, а выводы имели неоспоримую ценность для научной психологии.

Вместе с тем, когда эти же ученые выходили в область широких теоретических обобщений, слабость их социологических и философских позиций немедленно давала себя знать. В результате ошибочные взгляды оказались прикрытыми, как щитом, их славным научным именем и авторитетом. В то же время этот «щит» постоянно стремились использовать всевозможные «популяризаторы» и «теоретики» поведенческой психологии для прикрытия своего: невежества (достаточно указать Э. Енчмена).

В. И. Ленин, призывая воинствующих материалистов следить за вопросами, «которые выдвигает новейшая революция в области естествознания»5, здесь же делает весьма знаменательное предупреждение: «Если Тимирязев6 в первом номере журнала должен был оговорить, что за теорию Эйнштейна, который сам, по словам Тимирязева, никакого активного похода против основ материализма не ведет, ухватилась уже громадная масса представителей бург жуазной интеллигенции всех стран, то это относится не к одному Эйнштейну, а к целому ряду, если не к большинству великих преобразователей естествознания, начиная с конца XIX века».

В этой связи приходится сказать об отношении советской психологии и философии того времени к трудам и деятельности Павлова, который, несомненно, принадлежал к числу великих преобразователей естествознания. В 40-е и 50-е гг. историки физиологии и психологии не сумели показать правильную картину взаимоотношений павловского учения и психологии 20-х гг. Все или почти все случаи следования за Павловым, «популяризация» его идей и их «развитие» вне зависимости от времени и характера этой «популяризации» и «развития» многими преподносились в начале 50-х гг. как ортодоксальный материализм в естествознании и психологии. Необходимо внести ясность в эту картину, от чего может только выиграть как история психологии, так и история физиологии.

Учение Павлова в рассматриваемый период стояло в центре научных дискуссий по основным проблемам поведенческой психологии в такой же мере, как теории Бехтерева и Корнилова. Характеризуя ту сложную ситуацию, в которой оказывался в 1925 г. любой научный работник, который попытался бы занять ту или иную позицию, ориентируясь на авторитеты, Ю. Ю. Португалов писал: «Средний провинциальный педагог или врач может растеряться при тех противоречиях, которые проистекают из учений названных авторов (Павлова, Бехтерева и Корнилова), ибо предстоит нелегкая задача выбора: упразднить совсем психологию Корнилов не позволяет; признать ее — Павлов не позволяет; признать материализм—Бехтерев не позволяет; допустить пространственность психизма — Павлов не позволяет; допустить непространственность психизма — Корнилов и Бехтерев не позволяют». Характеристика резкая, не совсем верная (не точна, например, трактовка позиции Павлова), но в целом передающая тот круговорот мыслей, в котором разобраться тогда было чрезвычайно трудно.  В 1923 г. в Москве выходит книга Павлова «Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных», в которой собраны статьи, доклады, лекции и речи Павлова за весь период его работы по исследованию условных рефлексов. Впервые титанический труд великого ученого, который незадолго до этого получил высокую оценку правительства молодой Советской республики и лично В. И. Ленина, можно было обозреть и оценить как единое целое. Марксистская периодическая печать единодушно дает самые положительные отзывы об учении Павлова. «Марксизм приветствует всякую творческую попытку в любой научной сфере, если она отвечает материалистическому, следовательно, научному миропониманию. Подобной попыткой в области психофизиологии является, например, теория условных рефлексов».

Арендовать или Купить квартиру в Бишкеке на долгий срок со скидкой или рассрочкой.
Яндекс.Метрика