Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием
Поиск по сайту:
Поиск



Положение о социалистическом государственном производственном предприятии
Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием

«Психология поведения» в России сохраняла черты сходства с бихевиоризмом

Советская психология в 20-е гг., как уже сказано, именовалась «наукой о поведении». В этом не было расхождений у рефлексологов, реактологов и представителей любого другого направления в психологической науке — все они видели в подобном наименоании залог объективности психологического исследования в противовес субъективизму старой психологии. И вместе с тем, в понимании сущности, человеческого поведения у них на первый- план выступают черты, приходящие в противоречие с теорией американского бихевиоризма.

«Автоматизация» человека, составляющая сущность .американского бихевиоризма, вытекала из потребностей империалистического политического и экономического строя США. Капиталистическое общество, экспроприируя у непосредственного работника орудия производства, отчуждая продукты, производимые с помощью этих орудий, отнимало у него вместе с. тем и право распоряжаться трудом, т. е. совокупностью всех действий, из которых он складывается. Чем выше уровень машинизации производства,! тем более трудовые процессы становятся для рабочего автоматически выполняемым процессом, до смысла и значения которого ему нет никакого дела. За действиями уже нет деятеля— произошло разлучение «души» и «тела», превращающее трудовой процесс в цепь реакций «рабочих-автоматов». Этот реальный процесс «обезду- шивания» «действия» и «деятеля» в капиталистическом производстве идеологически оформлялся в попытках его теоретического оправдания.

Теория и практика «обездушивания» действия коренилась в особых условиях развития буржуазного общества в эпоху империализма. Разумеется, не случайно «поведенчество» в определяющих чертах возникает в 80—90-х гг. XIX в. и особенно интенсивно разг вивается в первой четверти XX в., в период загнивания капитализма и перехода его к высшей стадии — империализму. Между тем философские предпосылки этого направления в значительной степени имелись уже в учении О. Коита, т. е. в первой половине XIX в. Потребность капиталистического строя обрести в общем походе против сознания теоретическое оправдание «обездушиванию» действия породила бихевиористскую стихию.

«Психология поведения» в России сохраняла черты сходства с бихевиоризмом главным образом в связи с общностью наименования (поведение — behaviour) и крайностями рефлексологической позиции некоторых психологов-механицистов. Однако внутри теории «психологии поведения» после Октября начинается методологическая перестройка, связанная с проникновением марксизма, признанием активной роли человеческого сознания и стремлением к выявлению активной роли человека — строителя нового общества — в его изменяющейся социальной среде, в обстановке социалистического сотрудничества. Если американский бихевиоризм во второй половине 20-х гг. явился результатом внутреннего разложения господствовавших в прошлом психологических систем, то советская психология как наука о поведении в те же годы является этапом ускоряющегося движения от механистического к диалектическому пониманию предмета психологии. Перекресток двух этих путей — нисходящего (бихевиористского) и восходящего (диалектико-материалистического) — был пройден во второй половине 20-х гг., чем объясняются черты некоторого сходства. Идея трактовать психологию как «науку о поведении» сохраняла на себе неизгладимую печать рождения в недрах буржуазного общества. Никакие «марксистские» «поправки» и «улучшения» не могли изменить ее сущности. Это послужило одной из важнейших причин ее распада—практика социалистического труда, на каждом шагу апеллировавшая к сознанию «деятеля», вступала в противоречие с устоями поведенческой психологии.

Другая, тесно переплетающаяся с первой причина недолгого успеха «поведенчества» в СССР связана с усилением механистических веяний в философии того времени.

Яндекс.Метрика