Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием
Поиск по сайту:
Поиск



Положение о социалистическом государственном производственном предприятии
Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием

Трактовка психологии как науки о поведении

Центральная проблема, вокруг которой развертывается теперь идейно-теоретическая борьба в психологии, проблема предмета психологической науки. При всей очевидности, что психология не может оставаться «наукой о душе», какой она была в течение ряда веков, советские психологи испытывали еще значительные трудности при определении того, что должна изучать психология как самостоятельная наука. Черты кризиса, все еще остававшиеся родимыми пятнами молодой науки, явственно давали себя знать прежде всего в разногласиях при определении предмета, целей, задач и методов психологического исследования. Корнилов характеризовал существующее положение в следующих словах: «Такого обилия выброшенных на общественный рынок идей, часто противоречивых, может быть, ошибочных, даже ненужных, мы не наблюдали никогда еще в истории русской психологии» Любопытно в этой связи обращение издательства «Русский книжник» к читателям: «Ввиду большого оживления в широких кругах интереса к психологии и крайнего обострения самого вопроса о том, что должна представлять собой эта наука, издательство «Русский книжник» объявляет подписку на две серии книг по психологии: «Новые идеи в психологии» и «Популярно-научная психологическая библиотека».

В протоколах РАНИОН (Российская Ассоциация научно-исследовательских институтов общественных наук), к которой принадлежал Институт экспериментальной психологии, зафиксирован ряд критических замечаний по методологическим аспектам работы института. Там, между прочим, подчеркивалось: «Такое положение является результатом того, что руководящий коллектив, пришедший на смену старым руководителям института, не имеет единого устойчивого взгляда на психологию», и «это привело, в частности, к тому, что институт в настоящее время (1926 г. — А. П.) не представляет собой единого целого, распадаясь на ряд враждующих между собой группировок». Аналогичным было положение и в других научных коллективах психологов.

В идейно-теоретический фонд советской психологии к этому времени неоценимым вкладом вошло материалистическое положение о том, что психические явления не есть нечто совершенно отличное от всего материального мира, а лишь одно из свойств высокоорганизованной материи. Однако общее решение проблемы о предмете психологической науки требовало ответа на вопрос об отношении психики к окружающей действительности, что было невозможно сделать иначе, как на основе теории отражения, применять которую к теоретическим вопросам психологии тогда еще не умели, и ответа на вопрос об отношении психики к деятельности, который все еще решался с позиций «объективной психологии», т. е. методологически неверно. Предметом психологии в подавляющем большинстве руководств, учебников и теоретических статей того времени называлось поведение живых существ (в том числе и человека). Сложившаяся на предшествующем этапе трактовка психологии как науки о поведении (о чем уже было сказано в предыдущей главе) сохраняется на протяжении второй половины 20-х гг. и вследствие своей методологической ограниченности содержит в себе предпосылки распада на путях борьбы за сознание. Эта работа развернулась в начале 30-х гг.

Трактовка психологии как науки о поведении, сложившаяся в обстановке идейно-теоретической борьбы того времени, с необходимостью требует выяснения вопроса о ее взаимоотношениях с американским бихевиоризмом, завершавшим к концу 20-х гг. первый этап развития (бихевиоризм В. Уотсона). Американский бихевиоризм и русская объективная психология находились в отношениях сложного взаимодействия. Так, многие советские психологи (Боровский и др.) испытывали на себе влияние американского бихевиоризма. Вместе с тем американская психология испытывала еще большее влияние русских научных школ, и прежде всего Павлова и Бехтерева.

Яндекс.Метрика