Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием
Поиск по сайту:
Поиск



Положение о социалистическом государственном производственном предприятии
Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием

Психология как «наука о поведении»

К середине 20-х гг. в советской психологической науке утверждается понимание того, что окончательная победа материализма над идеализмом требует разрушения традиционной психологии, которая являлась опорой и последним пристанищем идеализма и метафизики. В этот период далеко еще не разоружились представители эмпирической психологии (Г. И. Челпанов, А. П. Нечаев, Ю. Ю. Португалов и др.), продолжая отстаивать дуалистическое понимание связи физического и психического, считая предметом психологии субъективные переживания, данные во внутреннем опыте, и видя основной метод исследования в самонаблюдении. Силу и влияние сохраняла объективная психология как наука о поведении (В. М. Бехтерев, П. П. Блонский, В. М. Боровский и др.), принципиально игнорировавшая изучение психики и дававшая механистическую схему отношений человека и его среды. Даже метафизическая умозрительная психология, утратившая, как мы могли видеть, свои позиции в качестве суверенного направления в психологии, возрождалась в форме своеобразных реминисценций в фрейдистских концепциях. И далеко не сразу в советской психологии проложила себе дорогу мысль, что не в ассимиляции всех этих направлений, не в их «синтезировании» судьба новой марксистской науки. Подлинный синтез всего, что было реальным завоеванием психологической науки, мог осуществиться лишь на путях диалектического отрицания, снятия основных тезисов традиционной Психологии. Важнейшим фактором развития психологии и тем самым решающим условием преодоления методологического кризиса становится в эти годы идейно-научная критика и самокритика.

Принципиальная критика реактологии, рефлексологии, фрейдизма, адлерианства, персонализма В. Штерна, кречмерианства, гештальтпсихологии, биогенетизма и многих других психологических теорий не может быть отделена от марксистской критики в философии того времени, критики, которая занимала одно из центральных мест в идеологической работе партии. Советские философы подвергали критике неокантианство М. Адлера и К. Фор- лендера, инструментализм Д. Дьюи, идеализм Н. А. Бердяева, гуссерлианство. интуитивизм А. Бергсона, идеалистические спекуляции по поводу теории относительности. Особенно резкую критику вызвали тогда ревизионистские подделки под марксизм, вышедшие из-под пера немецких и австрийских социал-демократов кантианского толка. Решительный отпор со стороны советских философов вызвала фальсификация марксизма в книгах М. Адлера, Т. Штейн- бюхеля и других, пытавшихся примирить К. Маркса не только с И. Кантом, но н с отцами церкви. Весьма поучительна также критика советскими философами и психологами построений А. И. Варьяша, М. А. Рейснера, А. Б. Залкиида и других, связывавших марксизм с фрейдизмом. Борьба партии против буржуазной идеологии была борьбой за марксистские основы всех наук, в том числе и психологии.

Общественно-политические журналы охотно предоставляют свои страницы для дискуссий по теоретическим вопросам психологии (примером может быть полемика Корнилова и В. Я. Струминского, Залкиида и И. Вайнштейна, критические выступления Корнилова по поводу рефлексологии и енчменизма, В. М. Боровского против идеалистической зоопсихологии и т. п.).

Для психологической полемики тех лет характерна взаимная критика направлений с позиций собственной теоретической шкоЛы, которая в этот момент казалась критикующему образцом ортодоксального марксизма (достаточно познакомиться с полемикой «реактологов» и «рефлексологов»). Однако надо со всей определенностью сказать, что в этот период ни одно психологическое направление не могло претендовать на право именоваться подлинно марксистским направлением (в том числе и «марксистская психология» Корнилова). Как можно будет убедиться, фактором развития советской психологии была в связи с этим не столько борьба между направлениями, сколько борьба внутри направлений, в ходе которой происходила дифференциация психологических школ, складывались ведущие кадры советских психологов и создавались реальные предпосылки для выхода психологии из методологического кризиса.

Яндекс.Метрика