Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием
Поиск по сайту:
Поиск



Положение о социалистическом государственном производственном предприятии
Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием

Трудности развития советской психологии

Освободившись в значительной степени от вульгарного материализма, энергетизма и эмпиризма, свойственных его ранним воззрениям, Корнилов приблизился к марксизму, но далеко еще не овладел им. Психика трактовалась им как свойство «наиболее организованной» материи, но, в чем это свойство заключается, он не знал. Ленинская теория отражения не была ему известна, диалектику он воспринял формально, с ис/орическим материализмом был знаком очень бегло—все это, как мы увидим дальше, становится источником серьезных ошибок, допущенных видным представителем советской психологии в рассматриваемый нами период.

В конце 1923 г. директором Московского института психологин (в то время именовавшегося Психологическим институтом при Московском государственном университете) вместо Челпанова 41 был назначен Корнилов. Это событие выходило за рамки внутриунивер- ситетской жизни и знаменовало начало новой эпохи в истории не только Московского психологического института, но и всей психологии.

Трудности развития советской психологии, которые отчетливо выявились в период борьбы на два фронта — против идеализма и механистического материализма — и которые усугублялись рядом теоретических ошибок Корнилова и некоторых других психологов, сотрудничавших с ним, ни в коей мере не могут заслонить значения борьбы последних с идеализмом Челпанова. Эта борьба была с успехом завершена психологами-марксистами в период Первого Всероссийского съезда по психоневрологии и последовавшей реорганизации Московского психологического института. Начиная с 1923 г. советская психология, освободившись от влияния челпа- новского эмпиризма и усваивая диалектико-материалистическую методологию, сознательно ставит перед собой задачу построения марксистской психологин.

Важнейший итог теоретической борьбы Корнилова, поддержанного его сотрудниками, против воинствующего эмпиризма и скрытого идеализма Челпанова, Нечаева, Португалова и других защитников консервативной позиции, стремившихся сохранить status quo в психологии, — повсеместное признание необходимости марксистского обоснования психологии. Это существеннейшее достижение было вместе с тем итогом успешной борьбы за материализм в психологии, борьбы, которую вели представители естественнонаучного направления в науке, в том числе и те, кто не ставил перед собой задачи соединить психологию и марксизм, но активно выступал против субъективизма эмпирической психологии.

Как бы то ни было, несмотря на пестроту взглядов, отмеченную нами выше, к 1923 г. вычленяются два методологических принципа, которые принимаются всеми или почти всеми представителями передовой части советской психологии. Первым общим методологическим принципом является материализм, ставший прочным фундаментом научных построений психологов. Второй методологический принцип, безоговорочно принятый подавляющим большинством наших психологов, — принцип детерминированности человеческого поведения (вопреки господствовавшему ранее индетерминизму). При этом детерминизм предполагал учет не столько биологических, сколько социальных и даже классовых факторов.

Однако несомненно положительный и исторически прогрессивный факт признания материализма и детерминизма методологической основой психологии не должен быть сам по себе отождествлен с перестройкой психологии на основе марксизма. Материализм в психологии остался бы метафизическим, а детерминизм свелся бы к механическому учету влияний наследственности и среды и вульгарно-социологическому анализу, если бы советская психология не обогатила свой методологический фонд, поставив вопрос о роли диалектического метода в психологии. Проблема использования диалектики в психологии становится центральной методологической проблемой середины 20-х гг.

Яндекс.Метрика