Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием
Поиск по сайту:
Поиск



Положение о социалистическом государственном производственном предприятии
Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием

Корнилов стремился, чтобы это философское обоснование было марксистским

Нет сомнения, Корнилов искренне стремился, чтобы это философское обоснование было марксистским. Он был «сознательным сторонником» марксистского материализма, но он не был еще его последовательным сторонником в период Первого Всероссийского съезда по психоневрологии. В этом заключается суть той драмы идей и отношений, в которую оказались втянутыми многие деятели психологической науки. Им пришлось выбирать между Корниловым с его передовыми установками на диалектико-материалисти- ческое обоснование психологии, но не всегда четкой и во многом непоследовательной системой взглядов на предмет и методы психологической наукн и Челпановым, который, закрывая марксизму дорогу в психологию, вместе с тем стремился подвести под психологию привычный и казавшийся устойчивым фундамент эмпиризма. Полутора лет оказалось достаточно для общей идеологической перестройки взглядов Корнилова на основе марксизма, но этот срок был слишком мал для овладения основами марксистской диалектики.

Несмотря на это, в его теоретических статьях 1923—1925 гг. на первый план выступает то верное, ценное и новое для психологии, что внес Корнилов в развитие нашей науки. Корнилов уже в самом начале доклада на Первом Всероссийском съезде по психоневрологии подчеркивает, что марксизм резко порывает с дуализмом психического и физического, и рассматривает психику, ссылаясь на Энгельса, Ленина и Плеханова, как «свойство наиболее организованной материи». Вместе с тем он считает необходимым указать, что психические процессы обладают реальностью, опровергая тем самым челпановские обвинения в вульгарном материализме, основанные на отдельных цитатах из книги «Учение о реакциях человека с психологической точки зрения».

Надо сказать, что эта книга действительно давала возможность рассматривать автора как бюхнерианца: «То, что мы называем психикой и психическими явлениями, по своему существу есть не что иное, как процессы чисто энергетического порядка»; «Психология есть не больше, как часть физики, ибо то, что мы именуем психическими процессами, есть не больше, как особый вид физической энергии»  (и тому подобные высказывания). В статье «Положение вопроса об отношении научной психологии к философии марксизма» (1926) Челпанов сполна использовал все возможности критики, которые предоставляли ему вульгарно-материалистические формулировки, содержащиеся в «Учении о реакциях...». Но, говоря о выступлении Корнилова на Первом Всероссийском съезде по психоневрологии, он уже ограничивается голословным обвинением, что Корнилов «за 2 года... не удосужился изучить философию Маркса и, будучи чистокровным бюхнерианцем, остается в наивном убеждении, что он марксист». В подтверждение этого обвинения Челпанов не приводит ни одного факта. И это не случайно: в докладе на съезде Корнилову в значительной степени удалось преодолеть наивно материалистическую концепцию психики, защищаемую им в недавнем прошлом.

Не носят вульгарно-материалистического характера и утверждения о «пространственности» психических процессов. Пространственное понимание психических процессов, как подчеркивает Корнилов, говорит лишь о том, что эти процессы локально связаны с тем или .иным телом, в данном случае с органическим телом, и этого «вполне достаточно, чтобы применить к этим процессам категорию пространственности». Таким образом, мысль Корнилова совпадает с известным пониманием пространственности психики, содержащимся в трудах Павлова.

Яндекс.Метрика