Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием
Поиск по сайту:
Поиск



Положение о социалистическом государственном производственном предприятии
Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием

Для чего нужно было Челпанову фальсифицировать марксизм?

Эрудированный в вопросах истории философии, Челпанов никогда не позволял себе прежде столь легковесных аналогий и очевидных натяжек в установлении генезиса философских теорий. Это несомненный показатель того, как, пользуясь любыми способами, Челпанов охранял неприкосновенность отжившей «экспериментальной метафизики», которой он посвятил всю свою жизнь.

Возникает вопрос: для чего нужно было Челпанову фальсифицировать марксизм?

Первая и основная цель заключалась, как было уже указано, в стремлении остановить продвижение марксизма в психологию. Загримировав «под марксизм» спиритуализм, психофизический параллелизм, позитивизм и тому подобные идеалистические течения, с которыми Челпановпытался отождествить марксизм, он по существу «страховал» эмпирическую психологию от коренных перемен, даже если бы марксизм (в этом челпановском понимании) и вошел под давлением событий в психологию в качестве ее теоретической основы. Пусть марксизмом именуются субъективизм, эмпиризм, позитивизм, гилозоизм, что угодно, только не диалектический материализм, который камня на камне не оставит от старой идеалистической психологии, — в этом подоплека теоретизирования Челпанова.

Надо думать, что был и другой, субъективный, чисто биографический мотив, объяснявший историко-философские экскурсы маститого профессора, задавшегося неблагодарной целью перекрасить Маркса под Вундта и Канта. Челпанов пытался задним числом обелить свои давние нападки на марксизм и материализм, получившие наиболее полное выражение в многократно переиздававшейся до революции его книге «Мозг и душа». Не имея возможности игнорировать мнение людей, которые, зная Челпанова-идеалиста, не могли понять заигрываний последнего с марксизмом иначе, как отказ от его прежних философских убеждений, Челпанов решил отождествить позитивистские предпосылки современной ему эмпирической психологии с марксизмом и тем самым показать, что он, Челпанов, не сдавал никаких позиций и всегда был тем, чем он является сейчас. Весь вопрос, по его словам, только в терминологии. «Теперь при перемене терминологии мы нашу точку зрения психофизического параллелизма, лежащего в основе психологии, должны назвать материализмом, ничего, однако, не изменяя в наших взглядах».

Считал ли Челпанов, что всем вышеизложенным он надежно оградил психологию от вторжения философского материализма Маркса? Судя по некоторым данным, подобной уверенности у него не было. Иначе ему не пришлось бы устанавливать третью рогатку на пути развития марксистской психологии. Ею явилось утверждение, что подлинная марксистская психология — это идеология. «Марксистская психология» есть, по Челпанову, психология социальная, изучающая генезис «идеологических форм». Такова, он считает, «марксистская психология» в собственном смысле слова — ее и следует развивать и культивировать.

Нет нужды пояснять, что эта идея Челпанова при всех ее «марксистских» одеяниях и ссылках па Энгельса, писавшего о необходимости строить здание общественных наук, не имела ничего общего с марксизмом. «Генезис идеологических форм» должен изучаться историческим материализмом, а не психологией (в том числе и марксистской социальной психологией). Указатель, установленный Челпановым на упомянутой третьей рогатке, заводил науку о психике в тупик «психологизирования» идеологии и социологии.

Яндекс.Метрика