Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием
Поиск по сайту:
Поиск



Положение о социалистическом государственном производственном предприятии
Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием

Основная задача, которую преследовал Челпанов в полемике

Основная задача, которую преследовал Челпанов в полемике, происходившей в период первых съездов по психоневрологии, сводилась к следующему: не допустить осуществления «реформы психологии в согласии с идеологией марксизма». Преградить марксизму путь в психологию, остановить успешное продвижение диалектического материализма, овладевающего одной отраслью знаний за другой, — такова конечная цель и лейтмотив всех полемических выступлений недавнего руководителя университетской русской психологии. В этой безнадежной попытке Челпанов шел на любые тактические уловки и маневры; он готов был даже объявить, что состоит в марксистах чуть ли не с 1900 г.; он брал на себя задачу «защитить» Маркса и Энгельса от тех, кто их «не понимает» и «превратно истолковывает».

Психология, по мнению Челпанова, в соответствии с неуклонной тенденцией, которая якобы прокладывает себе дорогу в современной мировой науке, должна быть чисто эмпирической наукой, «свободной от какой бы то ни было философии». Такова первая рогатка, устанавливаемая Челпановым на пути внедрения марксизма в психологию. Ибо «какая бы то ни было философия» — это, конечно, марксистская философия. Как было отмечено Б. М. Тепловым 28, выступление Челпанова с требованием «строго отграничить область психологии от области философии», столь неожиданное в его устах, было по существу формой борьбы с проникновением марксизма в психологическую науку, чего добивался его основной оппонент Корнилов. Этот крутой поворот не случаен. Он обусловлен общей задачей, которая стояла перед Челпановым и которая была сформулирована выше. Правда, свою мысль Челпанов подкрепляет не ссылками на Маркса и марксистов, а цитатами из В. Вундта, О. Кюльпе, Г. Стаута, X. Геффдинга и, конечно, авторитетом Введенского, который является автором «Психологии», как выделяет Челпанов курсивом, — «без всякой метафизики».

Шумно «изгнав» философию, разумеется марксистскую, из научной психологии, Челпанов сейчас же через заднюю дверь впускал туда философию, разумеется идеалистическую, заявляя: «Я всегда понимал таким образом, что философия служит источником предпосылок для психологии». Для него, Челпанова, такой предпосылкой служил «эмпирический субъективизм» и «психофизический параллелизм» как методологическая концепция.

Однако Челпанов понимал, что нельзя ограничиться одной лишь формулой «изгнания беса» из психологии, каковым для автора яв ляется философский материализм. И Челпанов предпринял риско ванный экскурс в область марксистской философии, задавшись целью доказать, что «марксизм» и «материализм» не имеют ничего общего. Для того чтобы водрузить эту вторую рогатку против проникающего в психологию марксизма, ему пришлось совершить весь ма сомнительные историко-философские и логические изыскания. Если выписать подряд те характеристики, которые давал Челпанов Марксу и марксизму, то получится, что Маркс был «гилозоистом», «спинозистом», «эмпирическим дуалистом», «идеалистом-субъективистом» и т. д.

В настоящее время вряд ли целесообразно принимать всерьез, рассматривать и опровергать утверждения Челпанова, что Маркс был идеалистом в его, челпановском, духе. Но для понимания особенностей философской борьбы того периода определенный интерес представляет система аргументов, которой пользовался Челпанов для ревизии марксизма.

Так, для «доказательства» тезиса: «Маркс был сторонником эмпирического, или психологического, параллелизма, который лежит в основе современной психологии», Челпанов выдвигал явно несостоятельную историко-философскую «гипотезу»: «Материализм марксизма получил свое обоснование в философии Фейербаха, а психофизический параллелизм, принятый современной психологией, ведет начало главным образом от Фехнера. Фехиер же и Фейербах ведут свое происхождение от философии Спинозы. Современная научная психология приобрела более или менее законченную форму в начале XIX в. Недаром родоначальники современной научной психологии Фехнер, Вундт, Спенсер, Тен являются современниками Маркса и Энгельса. Очевидно, и те и другие черпали свои знания из одного и того же источника».

Яндекс.Метрика