Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием
Поиск по сайту:
Поиск



Положение о социалистическом государственном производственном предприятии
Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием

Подход к психике человека с позиций эволюции

Подход к психике человека с позиций эволюции, свойственный Северцову и Вагнеру, способствовал преодолению эпнфеноменали- стической трактовки роли психики в процессе жизнедеятельности и поведения. Вместе с тем эволюционная концепция Северцова и Вагнера имела стихийно-диалектический характер и сама по себе не создавала предпосылок для правильного историко-материалистического и подлинно научного взгляда на развитие человеческой психологии. Отводя психологии человека («гомопсихологии») место в ряду биологических наук, Вагнер оказывался не способным увидеть в человеке продукт истории, а не только биологии.

Как и все представители естественнонаучного направления, Вагнер не мог перебросить мост от биологии человека к его общественно-исторической сущности и, реформируя зоопсихологию на началах материализма и дарвинизма, оказывался беспомощен в трактовке психологии человека. Если говорить о начальном периоде развития науки в Советской России, то эта беспомощность в характеристике основ, на которых должна строиться психология, при отчетливо выраженном понимании неудовлетворительности прежних психологических систем свойственна всем естествоиспытателям и всем психологам, задумывавшимся о судьбах своей науки и активно в ней работавшим. Не случайно слова Н. Н. Ланге о том, что современный психолог подобен «Приаму, сидящему на развалинах Трои», перекочевывают в эти годы из одной книги или статьи, посвященной предмету и задачам психологии, в другую.

Мотивами объективной психологии проникнуты три наиболее значительные книги, написанные и изданные в эти годы видными русскими психологами: «Общие основы рефлексологии» Бехтерева, «Очерк научной психологии» Блонского и «Учение о реакциях человека» Корнилова. В этих работах нашла реализацию идея построения психологии как естественной, биологической науки, изучающей объективными методами человеческое поведение и принципиально противопоставленной субъективной психологии прошлого. Основные тезисы названных работ сложились как результат полемики с психологами-субъективистами: утверждение философской нейтральности психологии — как антитеза зависимости психологии от философских идеалистических систем; признание предметом психологии «поведения человека» (Блонский), «соотносительной деятельности» (Бехтерев), «реакций человека» (Корнилов) — как антитеза изучению души и душевных явлений в субъективной психологии; примат объективных методов исследования — как антитеза интроспекции и т. д. Несмотря на богатый фактический материал, содержащийся в этих книгах, они не являлись серьезным шагом вперед по сравнению с предреволюционной русской и современной им западной объективной поведенческой психологией. Более заметным стал раскол между объективизмом и субъективизмом, резче критика в адрес идеалистической интроспективной психологии, отчетливее понимание живой связи психологии с естествознанием, но переворота в основах психологической науки эти труды не совершили и не могли совершить.

Начальный период развития психологии в нашей стране еще несет на себе печать кризиса психологических знаний, отнюдь не снятого тем фактом, что умозрительная психология утрачивает позиции и сходит со сцены. Суть этого методологического кризиса осталась неизменной: полная невозможность дать адекватную трактовку предмета психологии, сохраняя метафизическое понимание сущности душевной жизни, даже если оно принимало негативные формы отрицания психики и ее роли в процессах поведения, как это имело место в концепциях «объективной» психологии. Отсюда разнообразие научных школ, взаимно отрицающих друг друга, пестрота философских взглядов, отсутствие глубокой научной перспективы. Во всех отраслях, отделах и течениях психологии к концу рассматриваемого периода назревает потребность в единой теоретической платформе, которая могла бы стать прочной методологической базой построения психологии как цельной, философски обоснованной научной системы. Такой основой, как мы увидим дальше, мог быть только марксизм.

Яндекс.Метрика