Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием
Поиск по сайту:
Поиск



Положение о социалистическом государственном производственном предприятии
Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием

Эмпирическая психология оставила нам в наследство лишь немногие положительные факты

Высказывания Ланге — авторитетного представителя русской психологии—свидетельство неправоты Челпанова. Ланге намечает принципиально важные пути решения этой труднейшей для того времени проблемы, и, как мы считаем, эти пути ему было бы в ту эпоху нелегко найти, если бы он не был знаком с критикой субъективного идеализма в «Материализме и эмпириокритицизме» В. И. Ленина.

Анализ критики идеалистической психологии показывает, таким образом, что не исключена возможность прямого, хотя и весьма ограниченного, в силу исторических условий, влияния работ В. И. Ленина на некоторых прогрессивных психологов и тем самым на развитие дореволюционной психологической мысли. Все это, разумеется, никак не умаляет роли и значения известных выступлений К. Н. Корнилова и других советских психологов за внедрение марксизма в психологию (1923—1924), когда прямо, определенно, в не допускающей сомнения форме была поставлена задача построения марксистской психологии. Подобной задачи не ставил и не мог ставить Ланге.

Можно и нужно говорить, что «реальная психология» Ланге была прогрессивной, насыщенной материалистическими традициями психологической системой, развивавшейся в рамках естественнонаучного направления психологии. Но это не дает нам право закрывать глаза на ее принципиальные недостатки. Ланге был далек от того, чтобы строить свою «биологическую психологию» на основе диалектического материализма, он не сумел отбросить отдельные позитивистские установки, оборачивающиеся агностицизмом, который мог быть преодолен лишь на основе ленинской теории отражения. Изложив свои материалистические взгляды, противостоящие интроспективной концепции сознания, он делает заявление в духе позитивизма: «В чем состоит сущность этой душевной жизни, мы не знаем, как неизвестны, впрочем, и сущности физических явлений». Да и сами понятия субъективного и объективного выступают у него в виде неких прагматически понимаемых категорий! «...и эти последние понятия (субъективного и объективного. — А. П.), как и другие основные научные категории, строятся и принимаются нами лишь по соответствию или пригодности их для обоснования науки (в данном случае, психологии), а не обладают сами но себе непосредственной самоочевидностью». Подвергнув критике концепцию психофизического параллелизма, Ланге тут же отступает на дуалистические позиции «теории взаимодействия». Наличие подобных позитивистских, агностических и тому подобных положений свидетельствует об ограниченности его естественнонаучного материализма в построении психологии и о том, что в воззрениях Ланге рядом с материалистическими построениями уживаются идеи, некритически заимствованные у различных философских школ и вступающие в принципиальные противоречия с первыми.

Решение психофизической проблемы на протяжении всего предоктябрьского периода развития психологии в России являлось камнем преткновения для психологов всех направлений, включая и естественнонаучное.

По-разному сложилась дальнейшая судьба каждого из рассмотренных направлений. Метафизическая психология пресеклась вместе с общественным строем, который ее сохранял и поддерживал.

Эмпирическая психология оставила нам в наследство лишь немногие положительные факты и исследования и груз серьезных ошибок, на преодоление которых понадобились годы работы советских психологов. Иной была судьба естественнонаучной психологии. Сеченовская линия в советской психологической науке проходит красной нитью через всю ее историю и определяет ее важнейшие успехи и завоевания. Еще в 1927 г., рассматривая перспективы развития психологии в СССР, Корнилов писал, что на физиологию высшей нервной деятельности советские психологи смотрят «как на ближайшего сотрудника», вскрывающего столь важную для психологии область, как физиологические механизмы психической деятельности. Однако само по себе естественнонаучное направление не могло преодолеть кризиса психологической науки. Только перестройка на основе диалектического материализма явилась тем фактором, который навсегда вывел русскую психологию из кризиса, и по сей день разъедающего психологическую науку на Западе. Только ленинская теория отражения явилась философской базой, необходимой для плодотворного развития психологической теории и практики.

Переворот в самих основах психологии, который был результатом внедрения марксизма, произошел не сразу, но, совершившись, Определил на много лет вперед пути и реальное содержание этой отрасли человеческих знаний. Материалистические традиции естественнонаучного направления облегчили усвоение советской психологией идей марксизма-ленинизма и построение основ марксистско- ленинской психологической науки.

Яндекс.Метрика