Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием
Поиск по сайту:
Поиск



Положение о социалистическом государственном производственном предприятии
Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием

Биологические основания сравнительной психологии (Био-психология)

В. А. Вагнер писал о тех «патентованных ученых», которые ценят в науке только факты и не думают о том, какую глубокую ошибку они совершают, уверяя, что теории гибнут, а факты остаются. «Факты изменяются в зависимости от теорий и в связи с ними». Факты описывал К. Линней, описывали те же факты Бюффон и Ламарк, но в их описании факты оказались иными. «Для понимания их... нужно... уметь пользоваться философским методом наведения. Нужно помнить, что рядом с расчленением науки, необходимым в интересах не познания истины, а приемов и методов изучения, существует высокий научный монизм, о котором писал Герцен» 88. В исследованиях 8Э, посвященных проблемам сравнительной психологии и построенных на богатейшем фактическом материале, Вагнер никогда не оставался «рабом факта», а нередко поднимался до «высшего научного монизма», как он называл философский материализм Герцена.

В двухтомном труде «Биологические основания сравнительной психологии (Био-психология)» Вагнер противопоставляет научному мировоззрению в вопросах сравнительной психологии мировоззрение теологическое и метафизическое. Теологическое мировоззрение, окончательно оформившееся, по мнению Вагнера, у Декарта, заключалось в отрицании души у животных и представлении их в виде автоматов, хотя и более совершенных, чем всякая машина, созданная человеком. Делая справедливое «замечание, что «это мировоззрение всего ближе соответствовало христианскому учению о бессмертии души», Вагнер заключает, что «его современное значение ничтожно». Он подвергает убийственной критике попытки возродить теологическое мировоззрение на почве антидарвинизма, указывая, что такая точка зрения на предмет сравнительной психологии представляет собой «рудимент когда-то могущественной теологической философии», «видоизмененной и приспособленной к данным современных биологических исследований».

Насколько был жив во времена Вагнера этот рудимент средневековой теологии, может показать, например, статья психолога-богослова А. Чемоданова. В соответствии с библейской легендой, автор утверждал наличие непроходимой пропасти между животным и человеком, между человеческим сознанием и животной душой, борясь против эволюционных идей о преемственности в развитии психики и «доказывая» несостоятельность попыток естественнонаучного изучения души человека принципиально теми же способами, какими исследуется психика животных. Чемоданов как бы предвидел, что от строго объективного изучения психики животного наука с теми же методами подойдет к исследованию души человека — этой исконной «вотчины» церкви и ее философских оруженосцев:

Остатком прошлого является и метафизическое направление, которое пришло на смену теологическому. «Метафизика — родная сестра теологии в своем воззрении на душу как самостоятельную сущность» 92. Для современных метафизиков, как правильно подмечает Вагнер, типичны «попытки примирить метафизику с наукой, приспособляя ее к добытым последнею истинам». Они уже не говорят о непогрешимости своих умозрений и пытаются доказать, что никакой противоположности между метафизическим и научным решениями «проблем духа и жизни» нет. Вагнер с полной определенностью заявляет: «Я считаю эти соображения бездоказательными, а примирение метафизики с наукой — делом невозможным и ненужным»93. Напомним, что эту же идею Вагнер проводил в своей ранней работе «Метафизика и наука» (1898), где он, как мы говорили выше, критиковал Введенского в связи со статьей последнего.

Яндекс.Метрика