Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием
Поиск по сайту:
Поиск



Положение о социалистическом государственном производственном предприятии
Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием

Скепсис Лопатина в отношении экспериментальной психологии

Принимая самонаблюдение в качестве основного метода психологин, Лопатин, однако, готов был признать его несовершенство и ограниченность: при его помощи мы можем познать только собственное сознание. С точки зрения Лопатина, непроницаемость индивидуальных сознаний друг для друга есть бесспорный факт психологии. Отсюда стремление пополнить субъективный метод чистого самонаблюдения объективным. Объективный метод не является таким «достоверным» и «научным», как интроспеция — он весь, как считал Лопатин, строится на догадках и предположениях по аналогии с нашими интроспективными данными. К примеру, причину слабой разработки психологии животных Лопатин видел в том, что в жизни животных мы наблюдаем нередко проявления таких внутренних состояний, для которых не находим в себе никакой аналогии.

Отсюда понятен скепсис Лопатина в отношении экспериментальной психологии, которая широко использует объективные методы. Подчеркивая, что физиологическая психология исследует связи между состояниями души, и признавая наличие подобной тесной связи, Лопатин утверждал, что психология и сейчас, как и во все прежние времена, не знает, в чем состоит эта связь. Признавая ценными физиологические данные Г. Гельмгольца и считая сравнительно хорошо разработанной физиологию органов «внешних» чувств, а также учение о локализации душевных явлений, он убежденно говорил, что «внутренние процессы, происходящие в нашем мозгу в соответствии с переживаемыми нами психическими состояниями», — «очень темная, непроницаемо-таинственная область». Все это показывает, что Лопатин намеренно игнорировал идеи, раскрывающие сущность связи психических и физиологических состояний, «не замечал» рефлекторную теорию, которая к этому времени сложилась в общеизвестных трудах Сеченова и уже получила экспериментальное подтверждение в исследованиях Павлова. Умозрительная идеалистическая психология меньше всего склонна была считаться с новейшими достижениями естествознания, обнаруживая слепоту и косность в оценке перспектив развитая психологической науки. Лопатин не видел и не хотел видеть успехов современной ему физиологии мозга и «опровергал» ее «претензии» путем критики давно забытой френологии.

Он не возлагал надежд и на экспериментальную психологию. Едва ли не важнейшую задачу этой психологии он усматривал в экспериментальной проверке закона Вебера — Фехнера («в экспериментальной психологии постоянная проверка этого закона составляет главную задачу»). Свое рассмотрение задач и возможностей экспериментальной психологии Лопатин заключает апологией самонаблюдения.

Во взглядах Лопатина перед нами законченная система идеалистической, интроспективной психологии, строящейся на основе дуализма и признания субстанциональности души. Реакционный смысл психологии Лопатина, представляющей собой сколок со старых немецких идеалистических систем, ее чисто спекулятивный характер, полный отрыв от задач практического применения психологических знаний, откровенная враждебность ее естествознанию и экспериментальным методам изучения психики — все это характерно для умозрительного направления психологии.

И не случайно, как только Лопатин опубликовал курс лекций по психологии, он немедленно удостоился одобрения в журнале «Вера и разум», где теологические тенденции его «научных» рассуждений были оценены по достоинству философствующими церковниками.

Яндекс.Метрика