Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием
Поиск по сайту:
Поиск



Положение о социалистическом государственном производственном предприятии
Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием

Эксперимент —лишь орудие в руках исследователя

Не имея возможности «уничтожить», «закрыть» экспериментальную психологию, психологи-идеалисты предпринимают попытки «приручить» ее. В этом отношении показательна деятельность Г. И. Челпанова, чья психологическая система являла собой форпост идеализма в экспериментальной психологии. Виднейший представитель экспериментальной психологии, директор института, в котором насаждались экспериментальные методы психологического исследования, Челпанов фактически прилагал все усилия, чтобы поставить экспериментальную психологию в зависимость от метафизических философских систем. Например, судьба преподавания психологии в гимназиях определилась на Первом съезде по педагогической психологии (1906) выступлением Челпанова, который решительно возражал против внедрения эксперимента в учебный курс. Челпанов утверждал, что «без метафизического элемента психология утратит половину прелести для учеников». Несмотря на возражения А. П. Нечаева и В. Н. Ивановского, мнение Челпанова возобладало. «Приобретение приборов для демонстраций, — писалось в одном отчете по съезду, — было признано желательным. но не обязательным для всех гимназий и, пожалуй, преждевременным». Эта формула как нельзя лучше характеризует отношение к экспериментальной психологии со стороны официальных кругов, выразителем мнения которых был Челпанов. Идеалом же было превращение ее в «экспериментальную метафизику», как метко назвал эту психологическую систему Тимирязев. Таким образом, использование эксперимента не могло само по себе служить признаком прогрессивности и определить однородность эмпирической психологии того времени. Как раз такой однородности эта психология не имела.

Эксперимент —лишь орудие в руках исследователя, а то, на что это орудие направлено, каковы цели его использования и какие выводы будут делаться в результате его применения, в конечном счете определяется позицией экспериментатора в идеологической борьбе соответствующей эпохи. Будучи при известных условиях прогрессивным и эффективным методом психологического исследования, эксперимент может утратить эти черты, если он используется в целях, идущих вразрез с общими задачами развития научной мысли. Поэтому следует признать весьма условным выделение экспериментальной психологии в качестве особой школы в психологической науке. Правильнее сказать, что в этот период в России было не одно, а несколько течений экспериментальной психологии, каждое из которых имело свои цели, свое содержание, свое отношение к общим философским проблемам и свое будущее в истории психологии.

К особенностям эмпирической психологии относится свойственное многим ее представителям стремление превратить психологию в жизненно важную науку, придать ей прикладной характер. В связи с этими задачами формируются отдельные отрасли прикладной психологии, прежде всего педагогическая и детская (А. П. Нечаев, Н. Е. Румянцев, П. Ф. Каптерев, К. И. Поварнин, И. А. Сикорский и др.), а также патопсихология и дефектология (В. Ф. Чиж, С. Суханов, Г. И. Россолимо и др.), социальная психология (Е. де Роберти, Л. И. Петражицкий), психология творчества (Д. Н. Овсянико-Куликовский) и т. д.

Обращение психологии к потребностям практики отражает те требования, которые предъявляло развивающееся капиталистическое общество к науке вообще и к психологии в частности. Буржуазию лишь отчасти могли устроить реминисценции из натурфилософии и мистические прозрения в духе В. Соловьева и Н. Бердяева. которыми пробавлялись психологи-метафизики. В порядок дня выдвигались задачи профессионального отбора, индивидуализации обучения, психологического обоснования норм права и принципов ведения следствия и т. д. Вряд ли можно признать случайностью, что крупнейшие в России психологические учреждения построены на средства торговой буржуазии (Московский психологический институт — на средства купца Щукина, Петербургский психоневрологический институт —на средства семьи Алафузовых и Зимина38). Буржуазия имела в виду прежде всего перспективы развития прикладных аспектов эмпирической психологии. В то же время представители умозрительной психологии, отражая позицию самых реакционных монархических кругов, третировали работы Нечаева и других за их практическую направленность и прикладной характер, заявляя устами председателя Петербургского философского общества Введенского о ничтожности значения «экспериментальной психологии» для теории и даже для нужд практики (особенно педагогики). Психолог-экспернментатор Челпанов и психолог-врач Крогиус, готовые взорвать здание эмпирической психологии изнутри, были согласны в этом с Введенским.

Яндекс.Метрика