Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием
Поиск по сайту:
Поиск



Положение о социалистическом государственном производственном предприятии
Производственно-хозяйственная деятельность предприятия, управление предприятием

Основное и главное отличие русской психологии — ее материалистические традиции

Как часть европейской психологии русская психологическая наука, и преимущественно ее эмпирические школы, проходит тот же путь. На равных правах и рядом существуют «экспериментальная психология» Г. И. Челпанова, синтезирующая вундтовскую «физиологическую» психологию, и «достижения» вюрцбургской школы, до известной степени приближающиеся к патопсихологии и педологии, — прикладная психология Г. И. Россолимо и экспериментальная педагогика А. П. Нечаева, учение «о динамике внутренней жизни» К. Космана и т. д. Если присоединить сюда психологические школы, представляющие собой пережитки довундтовской метафизической немецкой психологии (психологические системы Л. М. Лопатина, А. И. Введенского, С. Л. Франка и др.), то картина размежевания школ в психологии будет еще более полной. Прав был Н. Н. Ланге, когда писал: «Ныне общей, т. е. общепризнанной, системы в нашей науке не существует. Она исчезла вместе с ассоцианизмом. Психолог наших дней подобен Приаму, сидящему на развалинах Трои». Но при всем этом процесс развития русской предреволюционной психологии значительно отличается от процесса развития психологической мысли на Западе.

Основное и главное отличие русской психологии — ее материалистические традиции, берущие начало в психологических взглядах М. В. Ломоносова, А. Н. Радищева, А. И. Герцена, В. Г. Белинского, Н. А. Добролюбова, Н. Г. Чернышевского, опосредствованные трудами И. М. Сеченова и определившие важнейшее направление развития отечественной науки не только в XIX, но и в XX в. По справедливому замечанию К. А. Тимирязева, волна «метафизического умозрения» не могла затопить русскую науку. Наличия давних материалистических традиций в русской философской и научной мысли не могут отрицать даже враги материализма. Белоэмигрант М. Новиков в 1924 г. сетовал, что «философское содержание» (иными словами, метафизическая философия) в России всегда оставалось «непонятым» и поэтому идеалистов О. Новицкого, П. Д. Юрке- вича, В. В. Лесевича, В. В. Розанова, В. С. Соловьева и других всегда «обижали». Юркевнча, например, по его мнению, «безвинно замучил» Чернышевский. Именно наличием замечательных материалистических традиций объясняется появление в начале XX в. таких психологических учений, каких не знала западноевропейская психологическая наука того времени. Широкое распространение получает естественнонаучное направление в русской психологии, о котором пойдет речь ниже.

Еще в 1894 г в работе «Что такое «друзья» народа и как они воюют против социал-демократов?» В. И. Ленин, раскрывая типичный для того периода способ создания психологических теорий и систем, опирающихся на априорные, догматические и абстрактные суждения, убедительно показал, что все подобные «теории» негодны уже по своим основным приемам, по своей сплошной и беспросветной метафизичности. Охватывая в краткой характеристике обширную область философско-психологическнх исследований (эта область в те времена претендовала на исключительное право именоваться научной психологией), В. И. Ленин указывает их основной методологический порок — отказ от объективного анализа, серьезного фактического изучения, «установления понятий». «Метафнзик- психолог рассуждал о том, что такое душа? Нелеп тут был уже прием. Нельзя рассуждать о душе, не объяснив в частности психических процессов: прогресс тут должен состоять именно в том, чтобы бросить общие теории и философские построения о том, что такое душа, и суметь поставить на научную почву изучение фактов, характеризующих те или другие психические процессы».

Приобрести новую модель Принтер EPSON в Кыргызстане с гарантией и обслуживанием расходников.
Яндекс.Метрика